Опыт проведения выставок и общение со зрителями позволили мне выделить ряд вопросов, которые очень часто мне задают. Постараюсь на них ответить.

Сколько времени уходит на создание одной работы?

В зависимости от сложности работы и от накопленного опыта уходит от одной недели до полугода.

Если сказать конкретно, то самым «простыми» работами (в том смысле, что на их изготовление ушло не много времени) являются надпись на волосе и шахматные фигуры на маковом зернышке.

Самая времязатратная работа — шахматный столик. Его я делал полгода и получился он у меня только с третьего раза: два столика были поломаны.

Надпись на рисовом зернышке — три месяца работы, верблюды в игольном ушке — два. Верблюды в конском волосе — тоже два.

Но это время только изготовления работы. Я не считаю время отработки технологии, изготовления инструмента. А это занимает несколько лет.


Как вы запихнули в волос верблюдов?

Почему–то 9 из 10 зрителей обязательно спрашивают «как запихнул», а не «как поместил, расположил, просунул». Это очень обидно, ведь верблюды такие маленькие, а к ним применяют такое грубое слово!

Диаметр конского волоса 0,12 мм (что чуть больше чем толщина лезвия). Волос просверлен вдоль своей оси, диаметр отверстия 0,08 мм. Значит нужно сделать сверло, заточить его и просверлить волосок. При сверлении самое главное, чтобы ось вращающегося сверла и ось волоса совпали.

Но это еще не все. Волосок затем нужно еще и отполировать (чтобы он был прозрачным). Причем отполировать его нужно и снаружи и изнутри! Полировка производилась алмазными пастами различной зернистости.

Но и это еще не все. Разместить восемь верблюдов (я опускаю, что их нужно еще сделать высотой меньше 0,08 мм) внутри волоса не повредив их, и чтобы они находились все в одной плоскости — очень и очень трудно.

Сверло, сверление, полировка — на решение этих задач уходят годы.


Из чего сделаны Гена с Чебурашкой и Буратино?

Эти работы очень сложные, поскольку они трехмерные, объемные, а сделать маленький трехмерный объект очень и очень трудно. Эти фигурки не были сделаны из чего–либо, а затем покрашены. Нет. Они выполнены целиком из красящего пигмента, обработанного особым образом, так что он становится способным «держать» мелкую пластику.


С чего все начиналось или как вы к этому пришли?

Учась на последнем курсе университета, я решил заняться ювелирным делом. Пошел в библиотеку и стал искать литературу по пайке металлов. Среди просмотренных карточек мне попалась и такая: «Тайна невидимых шедевров» Г. И. Мишкевич. Название меня заинтересовало, я и взял эту книгу.

Когда я начал ее читать, то оказалось, что это сборник рассказов про мастеров–микроминиатюристов. Я был впечатлен теми работами, о которых рассказывалось в этой книге.

Возникшее желание сделать что–нибудь подобное острой занозой засело у меня в голове, не давая покоя. Я знал, что нужен микроскоп. Не зная про микроскоп ничего, т.е. какие они бывают, чем отличаются, я начал спрашивать всех своих знакомых, где можно достать микроскоп.

По наивности я думал, что чем больше увеличение у микроскопа, тем проще и легче будет работать. Оказалось, что это не так. Чем больше увеличение, тем меньше глубина резкости, фокусное расстояние, поле обзора и освещенность объекта.

Наконец, мне удалось достать детский одноглазый микроскоп, который к тому же, переворачивал изображение. Буквы приходилось писать справа налево и «вверх ногами», чтобы в окуляр микроскопа они смотрелись бы привычным образом. Три месяца я учился полировать рисовые зернышки и царапать на них буквочки. И в канун Нового 1999 года я написал новогоднее поздравление и подарил его своей матушке.

Летом 1999 года мне удалось достать хороший бинокулярный микроскоп, который изображение не переворачивает. Первую неделю мне пришлось переучиваться писать на рисовых зернышках.

Первой работой, вошедшей в представленную экспозицию было рисовое зернышко с текстом из 2027 букв. Затем надпись на волосе.

На своей первой выставке в рамках дней искусства на Сибирской ярмарке (г. Новосибирск) я представлял всего лишь три работы: рисовое зернышко и две надписи на волосе.


Как все это делается?

Все работы выполнены вручную, без использования каких бы то ни было микроманипуляторов. Естественно, что работаю я под микроскопом. Микроскоп МБС–9, бинокулярный (т.е. смотришь двумя глазами), с линейным увеличением до 100 раз. Есть так же два самодельных станочка, один токарный, другой заточной. Каждый умещается на ладошке.

Инструмент придумываю и изготавливаю сам. Инструмент во время работы держу пальцами. Биение сердца мешает работе, поэтому особо тонкую работу приходиться делать между ударами сердца.